Ветконтроль — не блажь, а необходимость!

В последние несколько лет Беларусь стала одним из наиболее доступных и привлекательных для российских охотников регионом. Относительно невысокие цены, недалеко, хороший сервис, а, главное, отсутствие языкового барьера, — все это способствует уверенному росту потока россиян в соседнюю страну.

Звучит последний выстрел, трофей добыт, охотник — доволен. Охота явно удалась. Однако не стоит торопиться. Ведь убранными в чехлы ружьями и закрытыми путевками охота не заканчивается. Осталась «самая малость» — провести ветконтроль добытой дичи. И только в зависимости от результатов этой проверки можно будет говорить об успешности проведенной охоты. Впрочем, сейчас найдется немало несогласных с данным утверждением. Дескать, лося вот недавно добыли, поделили между друзьями, ничего не проверяли, мясо съели и никаких проблем. А уж про птицу и говорить нечего. Что подстрелил, то и моё. Но, не будем торопиться.
Действительно, сегодня принята такая практика, когда в безусловном порядке проверяют только на трихинеллез и радиацию. Причем далеко не всю дичь, а только определенную:
«Обязательной проверке на трихинеллез подвергается дичемясная продукция, полученная при добыче диких кабанов, других всеядных и плотоядных животных, в рацион питания которых входит или может входить мясо… Продукция охоты, добытая в зоне последующего отселения, зоне с правом на отселение или зоне проживания с периодическим радиационным контролем, а также в прилегающих к ним на расстоянии 10 км охотничьих угодьях, подлежит обязательному радиационному контролю. Радиационному контролю подлежит также продукция охоты, добытая в угодьях, где ранее были установлены случаи превышения допустимых уровней радиоактивного загрязнения такой продукции». Здесь следует заметить, что речь не идет о случаях, когда аномалии выявляются при первичном визуальном осмотре, который обязан провести охотник или руководитель охоты сразу после добычи охотничьего животного.
Однако, если заглянуть в документы, то все оказывается не так просто. Посмотрим «Правила ведения охотничьего хозяйства и охоты» гл. 17 п. 213 — «Добытая продукция охоты подлежит обязательному ветеринарному обследованию». Здесь особо следует обратить внимание, что из дословного понимания этого предложения, ВСЯ добытая продукция подлежит обследованию специалистом. В этом же пункте, сказано, что «Порядок проведения ветеринарного и радиационного контроля продукции охоты, …. устанавливается Советом Министров Республики Беларусь». В Положении СМ РБ № 1672 от 2010 года, гл. 2 п.3 слово в слово повторено требование об обязательном ветобследовании всей добытой продукции.
Получилось, что по факту действительность и то, что закреплено в документах сильно отличаются. Впрочем, как удалось выяснить, те, кто разрабатывал официальные документы, вообще-то, имели ввиду именно ту практику, которая сейчас и существует. Просто в конце предложения об обязательном ветобследовании должна была стоять не точка, а двоеточие. И дальше следовало пояснение об обязательной проверке на трихинеллез и радиацию.
Однако, этот, можно сказать, курьез, не такая уж и ошибка. По мнению ветврачей, да и некоторых охотников, с которыми довелось обсуждать эту тему, сегодня дичь надо проверять всю, и желательно было бы не только на трихинеллез.
Как рассказал Главный ветеринарный врач паразитолог ГУ «Белорусский государственный ветеринарный центр» Виталий Граблюк, за прошлый год только одна их лаборатория провела порядка 800 исследований представленных проб на трихинеллез. 32 показали положительный результат, а в 4 из них – концентрация трихинелл составляла более 600 личинок на 100 гр. Были и такие, когда концентрация превышала 1000 шт/100 гр. Для наглядности, можно представить себе комнату метров 5 на 6, где на полу одновременно ползает от 600 до 1000 полуметровых змей. Вот так, приблизительно, выглядели образцы от добытого кабана. Если бы это мясо попало на стол, то результат его потребления, был бы самым плачевным. Смертельная доза считается, когда на 1 кг массы человека попадает всего 3 личинки.
И хотя правилами регламентируется обязательная проверка только на трихинеллез, нередки случаи, когда в лабораторных условиях выявляется цистицеркоз (финноз).
Сегодня, — говорит Виталий Граблюк, — применяется два метода выявления трихинелл: компрессионный и ферментативный. Первый, более простой, дешевый и потому наиболее распространенный. Но у него есть один существенный недостаток – он не дает высокоточного результата. Второй – подороже, но намного эффективнее и этот анализ можно провести только в специально оборудованных лабораториях. Впрочем, сейчас такая ситуация, что важен не столько метод, сколько понимание охотниками, что проверять желательно всю добытую дичь. Известны случаи, когда трихинеллы находили в мясе зайца, бобра, косули. А ведь по устоявшейся на сегодня практике их, как правило, не проверяют.
Пытаясь предупредить возможное заражение опасными заболеваниями, летом прошлого года были внесены изменения в правила приема образцов на исследования в ветлабораториях. Суть их сводилась к тому, что теперь не нужно предъявлять ни документов на тушу, ни охотлицензию, данные о заявители записываются с его слов. То есть даже браконьер получил возможность легально проверить дичь. Вроде и неплохая идея. Однако, как показала практика, проблему это не решило.
В лаборатории ГУ «Белорусский государственный ветеринарный центр» недавно был случай, когда в доставленном образце обнаружили трихинеллы. Заявителю по телефону сказали об этом, но дальше, он должен был утилизировать всю тушу и предоставить соответствующие документы. Утилизация зараженного мяса стоит определенных денег и этим занимается специализированная организация. Что произошло дальше догадываетесь? Заявитель просто скрылся. Данные, которые он давал при подаче образцов были вымышленными и пришлось сотрудникам лаборатории привлекать для поисков «экономного» охотника работников правоохранительных органов. Хорошо, что мясо он не успел выкинуть на ближайшую помойку. Но он такой, явно не один.
Еще один пункт, закрепленный в Правилах охоты, выглядит достаточно сомнительным шагом навстречу охотникам – возможность руководителя охоты делегировать охотникам право представления проб дичемясной продукции в вет- и радиологическую лабораторию. Увы, но известны случаи, когда после коллективной охоты, на которую съезжаются друзья из разных регионов, мясо проверяет один участник, получает положительный результат (заражено), а вот до других (или не до всех) эта информация не доходит. И собрать зараженное мясо потом на утилизацию практически невозможно.
Отдельно стоит упомянуть и еще об одном аспекте, о котором многие охотники даже не задумываются. Речь идет о проверки на пищевую безопасность мяса добытой птицы. Я хотел найти хоть одного охотника, который бы не ограничился внешним осмотром подстреленной птицы. Не нашел. Да и в ветлабораториях не вспомнили ни одного случая, когда бы им приносили для исследований птиц. А не секрет, что у птиц, особенно перелетных, возможны проблемы с наличием в мясе солей тяжелых металлов. Провести такой анализ намного сложнее, чем на микробиологию и он стоит очень дорого. Но, судя по общедоступным данным, превышение ПДК солей тяжелых металлов, к примеру, у утки в два и более раз – достаточно обычное явление. Употреблять такое мясо в пищу нельзя.

Получше обстоит дело у лесных пернатых. Они не кормятся на городских водоемах, мигрируют минимально и если в районе их обитания нет промобъектов и более менее чисто, то вопросов по качеству мяса практически не возникает.
Говоря о ветконтроле дичи, стоит упомянуть и о возможности использования добычи в экономической деятельности, проще говоря – коммерческая реализация дичемясной продукции. Эту тему охотники поднимают регулярно, но что мешает завалить рынки, к примеру, мясом бобра или лося, знают не все.
Как пояснила директор лаборатории ГУ «Минская городская ветеринарная станция» Мария Горина, отсутствие мяса диких животных на рынках объясняется невозможностью соблюдения охотниками норм, определенных Ветеринарно-санитарными правилами осмотра убойных животных и ветеринарно-санитарной экспертизы мяса и мясных продуктов. Согласно правил, разрешается использовать в пищу мясо: зубра, лося, косули, благородного оленя, дикого кабана, медведя, барсука, зайца, дикого кролика, бобра, пернатой дичи. При этом «Владелец мяса при доставке для ветсанэкспертизы должен представить ветеринарные документы, в которых должны быть указаны время и место добычи, результаты ветеринарного осмотра». Это означает, что фактически, на охоте (месте убоя) должен присутствовать ветврач. Причем не просто, так сказать, засвидетельствовать факт убоя, а и иметь возможность для ветеринарного осмотра. Многие могут такое себе позволить?
На практике, такая возможность есть, например, в Беловежской пуще. Наличие в штате ветврача и лаборатории позволяет добыть мясо, с соблюдением необходимых условий, которое потом реализуют виде готового изделия в местном ресторане.
Что касается мяса дикого кабана, то в связи с угрозой АЧС, уже несколько лет действует запрет на его реализацию. То есть, разрешено использование здорового добытого животного только в личных целях, естественно, после обязательной проверки на трихинеллез.