По тундре на болотоходе

(продолжение)

В Хорей-Вер вылетали в пасмурную погоду.
Ну, думаю, привёз с собой питерской хмари, помокнем теперь в тундре…




Но… чем ближе подлетали к посёлку, тем чаше стало пробиваться сквозь тучи солнышко, спеша развеять мои опасения.
Открывающиеся до горизонта бескрайние нехоженые просторы и огромное количество водоёмов, не знающих прессинга, усугубляли и без того одолевавший меня рыбацкий зуд…



Наконец-то в иллюминаторе появился Хорей-Вер…

В Википедии сказано, что название посёлка в переводе с ненецкого языка — прямой лес.
У меня в голове сложилось своё понимание перевода названия посёлка.
Хорей – длинная жердь, которой погоняют оленей, вер – лес.
Т.е. лес, в котором растут ёлки, из стволов которых делают эти самые хореи.
Рядом с посёлком действительно есть такой лес, уже чуть севернее, ближе к океану, ёлки резко мельчают, а вскоре и вообще перестают попадаться. В Википедии сказано, что название посёлка в переводе с ненецкого языка — прямой лес.
У меня в голове сложилось своё понимание перевода названия посёлка.
Хорей – длинная жердь, которой погоняют оленей, вер – лес.
Т.е. лес, в котором растут ёлки, из стволов которых делают эти самые хореи.
Рядом с посёлком действительно есть такой лес, уже чуть севернее, ближе к океану, ёлки резко мельчают, а вскоре и вообще перестают попадаться.

Короткая тёплая встреча на вертолётной площадке и как принято говорить, трансфер до места…
Сотовая связь в посёлке есть, так что возможность заранее распланировать день прибытия была.
Накануне позвонил, ждавшим меня напарникам, договорились, что отдыхать с дороги я не буду (глупость какая, я бы умом тронулся до следующего дня).
Сразу после прилёта, грузимся и выдвигаемся в тундру.
Но не поздороваться с речкой, которая уже дважды дарила мне незабываемые рыбалки, было нельзя.
Колва, здравствуй!

Короткие сборы и в путь.
Наконец-то, вот она — долгожданная цель путешествия — Большеземельская тундра…

В начале своего повествования уже упоминал, что перемещаться по тундре планировалось на болотоходе.
Не могу, не остановится на описании сей замечательной машинки.
Снегоболотоход «Странник»…

Проехал в итоге на нём больше сотни километров. Сказать, что понравилось — ничего не сказать.
Испытывал постоянную эйфорию, не переставал удивляться её проходимости, машина едет везде, по куширям, по трясине, по воде.
Порой создавалось впечатление, что для неё вообще преград не существует.
Машине уже четыре года, её владелец, по данным одометра, намотал по тундре около 9 тысяч километров.
При этом не было ни одной серьёзной поломки, которая не дала бы возможности вернуться своим ходом на базу.
Когда мне предложили принять участие в рыбацком путешествии на Страннике, у меня было «лёгкое» опасение,
что в случае технической неисправности придётся измерять километры на своих двоих.
Такой риск естественно присутствовал, но меня особо не пугал, опыт длительных тундровых переходов имеется.
Согласие дал практически без раздумий, упускать такой шанс было бы глупо.

Машина создана из отечественных комплектующих.
Двигатель от классики, трансмиссия от «Нивы».
Всё собрано на двух герметичных корпусах – «лодках», которые соединены между собой приводом, за счёт которого и происходит управление поворотами.
В передней части водитель и пассажир.
В заднем кузове пассажирский отсек, в котором без дискомфорта при транспортировке могут разместиться ещё четверо.
Оба пространства отапливаются. Втроём в Страннике можно вполне комфортно жить и путешествовать.
В заднем отсеке предусмотрена возможность организации спального места для троих.
Имеется блокировка межосевого дифференциала в раздаточной коробке и самоблокирующиеся дифференциалы мостов.
Подвески нет как таковой. Роль амортизаторов выполняют сами колёса, давление в которых можно регулировать, не выходя из кабины.
Система подкачки колёс позволяет отключать по одному колесу в случае его повреждения (у владельца за время эксплуатации не было ни разу).
Машина, при необходимости, может ехать минимум на четырёх колёсах из восьми.
Давненько я не испытывал таких чувств от отечественной техники — ВЕЩЬ!!!

Познакомлю со своими напарниками, с которыми предстояло провести в тундре ближайшую неделю.
Прошу любить и жаловать!
Тёзка – Вячеслав…

Водитель, он же штурман, он же лоцман, он же гид по бескрайним тундровым просторам – Анатолий или просто, без ложной скромности – Адмирал, о чём недвусмысленно говорит его головной убор…

Ну что же, длинная дорога проделана, дифирамбы чУдной машинке пропеты,
знакомство с участниками экспедиции состоялось, пора бы уже переходить к основной части повествования.

В отличие от предыдущих рыбалок, проведённых мною в тех местах, предстоящая отличалась тем, что проходить она должна была не только на Колве, самой большой реке,
а ещё на висках и озёрах, которые эти самые виски соединяют с рекой.
Виска – так у местных называют ручей, протоку, соединяющую реки и озера. Второе местное название ручья – шор.
Разница в том, что в висках есть рыба, а шоры пустые, безрыбные.
Целью первой части нашей рыбацкой эпопеи была как раз такая виска с экзотически звучащим названием – Виссервис, протекающая в нескольких десятках километров от посёлка.
Название виски состоит из названия озера, в котором она берёт своё начало и приставки вис – ручей.

Через несколько часов, преодолевая болота, заросли кустарников и бесконечно петляя вокруг озёр, а то и просто переплывая по открытой воде,
Странник, наконец-то остановился на живописном месте.
Речка здесь делает крутой поворот, огибая удобный для стоянки, сухой и свободный от кушерей берег.
Достоинства стоянки уменьшали риск быть унесёнными злыми и жадными до плоти и крови насекомыми.


Напрасно говорить, что долго упрашивать меня залезть в речку не пришлось.
Забыв про всевозможные противомоскитные средства, собрав за рекордное время свой ультралайт и опережая шум собственных шагов, уже через несколько минут я ощутил прохладу столь долгожданной речной струи.
Не заставила себя ждать и первая поклёвка.
Но уже после первых секунд вываживания, ёкнуло – что-то здесь не то…
Вот он – первый трофей…

Ладно, думаю, чего не бывает. Продолжаю.
Поклёвка, мощное сопротивление, но… опять не то…

Какого чёрта? При чём здесь окунь? При чём здесь язь? Откуда вы вообще взялись? Куда меня привезли? Где рыба? Где хариус?

Хорошо, что парни, не страдающие в такой степени как я, хронической рыбацкой зависимостью и имеющие постоянную вакцинацию от этой немощи, не торопились лезть в речку и остались возле стоянки обустраивать быт.
Не слышали они моих, граничащих с бунтом нескончаемых вопросов.

Первые страсти у меня улеглись, постепенно речная прохлада остудила и голову, которая начала работать в нужном направлении.
Начал выстраивать логическую цепочку, начиная с первых «звоночков», которые звенели ещё на реке Шапкина.
Аномальная жара, которая спала, только пару-тройку дней назад – язи и окуни на тех местах, где в реке должен стоять хариус – отсутствие признаков кормящейся на поверхности рыбы…
А не связано ли это с банальной нехваткой кислорода в воде?
Попробую сместиться на самую стремнину, искупать вертушку в пене переката, на самой что ни на есть круговерти.
БАЦ, ЕСТЬ, ВОТ ТЫ ГДЕ ГОЛУБЧИК!
Фууу, отлегло!
На радостях, даже сфоткать забыл, да и «гонг» как раз прозвучал – парни позвали обедать.
Поднялся в лагерь к накрытому столу и только тут я понял, что зверски проголодался.
Нужно отдать должное житейской мудрости моих напарников, понимая, что мне не до «глупостей», сами освободили от бытовых нагрузок в первый день,
за что им большое человеческое спасибо!

За столом, естественно, обсудили капризы, которые преподносила рыба.
Со слов аборигенов, такого засилья в мелких речках язя и окуня, как в этом году они не припомнят.
Высказал по этому поводу им своё мнение, основанное на анализе первых результатов рыбалки.
На мой вопрос: — «Что делать с «сорной» рыбой», тут же получил односложный ответ: – «В кусты бросай, собаки съедят».

Да, кстати, совсем забыл, что с нами были две собаки Анатолия.
Он, если отправляется не на охоту, специально с собой собак не зовёт и в тундре их не кормит.
Сами бегут за вездеходом, могут пропасть на несколько часов, а потом вернуться, пищу сами себе добывают.

Отмечу, что каждый раз (и этот не исключение), когда приезжал на рыбалку в Хорей-Вер, удивлялся, как велика пропасть в ощущениях времени у меня и у местных.
Мы, жители мегаполисов, сами не замечаем, в каком бешеном ритме живём – привыкли.
Когда попадаем в условия неспешного течения повседневной жизни, чувствуем себя дискомфортно.
Хорошо, когда через этот Рубикон уже перешагивал, адаптация происходит быстрее.
Перекусив и успокоившись, сам себе сделал установку начинать притормаживать и пуститься по плавному течению происходящего.
Что плохого в крупных язях и окунях, к тому же, если раздача происходит на УЛ?
Где и когда ещё такое повториться, если вообще повториться?
Хариус будет, обязательно будет, в этом я не сомневался, тем более что и ключик к нему уже был подобран.
В конце дня, пофилософствовав в этом направлении мысли, придался получению адреналиновых инъекций от вываживания всего, что садилось на приманку.
Просто начал получать удовольствие, вентилировать мозг и недостачи в адреналиновых инъекциях не было.
Да и кроме рыбалки вокруг было много того, что радовало, добавляло позитива в безмятежное времяпровождение, настраивало на новый ритм.
Нужно было только начать вкушать всё это полной ложкой, но не торопясь, с чувством, смакуя. Благо, путешествие ещё только начиналось…


С утра прошлись по речке, обловили близлежащие перекаты.
Парни сильно не упирались, по опыту знали, что без рыбы не останутся.
Уговор был такой, что вся пойманная мной рыба, либо отправляется в родную стихию, либо идёт в общак, но при условии, что шкерят и солят они её сами.
Выбор пал на второй вариант, так что, при таком разделении труда, заняться всегда было чем.
Обработкой рыбы занимался в основном тёзка.
Нужно сказать, что недовольства по этому поводу с его стороны не было. Тем более что, делал он это виртуозно, сказывался колоссальный опыт.

Толик, которого без лукавства можно назвать продвинутым пользователем услуг продавнских ресурсов,
заказывает через интернет всевозможные гаджеты и с успехом использует их.
В посёлке стал пионером нахлыста. Ликбез проходил на буржуйских спутниковых каналах и YouTube.
И хорошо у него получается, доложу я вам.
Учитывая местную специфику ловли, сильно не мудря, выработал свой стиль.
Кому-то его экзерсисы с нахлыстом могут показаться неказистыми, а у какого-нибудь гуру, вызвать приступ падучей, но ведь ловит, а что ещё нужно?

Вот так, в перемещениях по речке, в смене стоянок и потекло неспешным потоком моё рыбацкое счастье, пошла на вольный выгул рыбацкая душа.
Всё это усугублялось комфортной погодой без катаклизмов в виде удушающей влажной жары или затяжных дождей и благолепием окружающей природы…







Время неспешно текло, рыбацкая душа, следуя заветам Демокрита, избалованно купалась в благостном нектаре эвтюмии, состоящего в равных пропорциях из хорошего настроения, довольства и радости.
Вентиляция мозга от суеты и проблем мегаполиса – вот моё мерило достижения цели, поставленной перед отпуском.
Так как практически все свои летние отпуска провожу где-нибудь поблизости от полярного круга, где солнце движется по небу, не заходя за линию горизонта,
то критерий достижения цели очень простой, как только я начинаю путать время суток, так можно смело сказать – случилось.
Начинаешь спать, когда хочется спать, есть, когда наступает голод, при этом не важно, что спишь ты в полдень, а кушаешь в полночь.
Мы продолжали кочевать с места на место, меняя виски и озёра с экзотическими моему слуху названиями.
С головой погрузился я в созерцание красот природы, вкушению её обильных и вкусных даров.





Всецело доверяя своему Адмиралу, готов был юнгой следовать практически в любое новое предложенное им место. Одним из таких мест было впадение в Виссервис ещё одной виски, вытекающей из озера Каляты.
Не трудно догадаться, что название виски – Калятывис. Каляты переводится как чайка, т.е. ручей, текущий из Чаячьего озера.
Прибыв на место и начав его «окучивать», уже не удивлялся тому засилию окуня, которое так возмущало по началу.
Собачки, избалованные обилием рыбы уже воротили нос от колючего десерта, даже хариуса ели с гримасой сделанного одолжения.
Опять стал вопрос, что делать с уловом?
Напарники настаивали на тотальном геноциде, аргументируя такое своё отношение к окуню тем, что этот «сорняк» не даёт всходить ценной культуре, выжирая молодь чира, пеляди и хариуса.
Переубеждать их не собирался, лишь поставил условие, что вся пойманная рыба не должна быть просто брошена в кустах на берегу, а должна быть отвезена в посёлок и отдана родным и знакомым.
Остановившись на таком компромиссе, начал выполнять заказ, вырезав в ближайших кустах критерий его выполнения – здоровенный кукан.
Думаю, пришло время вкратце описать и снасти, которые работали в поездке.
УЛ – палочка Finezza от Graphiteleader, с тестом по весу приманки 0,6 — 8 гр. катушка Biomaster 1000 от Shimano, леска Maver Smart Dual Band — 0,14.
Основной рабочий комплект, который мелькает в ролике – спиннинг Terrier 902M от Major Craft с тестом по весу приманки от 7- 28 гр., катушка ZAUBER 4000 от RYOBI, леска Beastmaster от Shimano,
диаметр не помню, стоит уже несколько сезонов, всё никак подводить не начнёт.

После окунёвого родео, наш путь лежал в сторону посёлка. Анатолию по домашним делам нужно было там появиться. У нас с тёзкой было в планах продолжить рыбачить, но уже на лодке.
Планировали подняться вверх по Колве, докуда пустит очень сильно обмелевшая в этом году река.
В посёлок приехали уже под вечер.

Утверждение одной незабвенной старушки из мультика: — «Кто людям помогает — тот тратит время зря» сработало, когда уже в посёлке я пытался пристроить колючеполосатый улов.
Избалованные рыбой аборигены, ни в какую не хотели заморачиваться с окунем. Странно, но горячее копчение рыбы в тех краях не имеет такой популярности как у нас.
С трудом уговорил забрать рыбу хотя бы на уху.

Воспользовавшись оказией, помылись в бане и перед тем, как разойтись на ночлег, договорились с тёзкой без конкретной привязки по времени, что утром, встретимся, как проснёмся,
загрузим лодку для предстоящего путешествия, поставим защиту на мотор, а там и решим во сколько отчаливать.
Всё бы так и было, если бы не одно но…
Несколько пунктов из намеченного мы всё же успели выполнить, а точнее проснулись и встретились, до остальных запланированных действий дело чуть-чуть не дошло.
Позвонил Анатолий и спросил: — «Далеко уехали»?
Услышав, что мы ещё в посёлке и даже не загружали лодку, велел не торопиться. Оказывается, что все свои неотложные проблемы он уже решил и очень даже не прочь продолжить путешествие на Страннике.
Что и говорить, бурного протеста на сделанное предложение из масс не поступило.
Был откровенно удивлён оперативностью дальнейшего развития событий. Не прошло и часа, а мы уже тарахтели по тундре на Страннике, только теперь в направлении тех мест, где мне уже посчастливилось ранее побывать.
Поднимаясь вверх по реке на лодке, волей-неволей, повторяешь все замысловатые вензеля её поворотов, проделывая путь в несколько десятков километров до тех мест, где начинаются перспективные хариусовые перекаты.
Путь по тундре на Страннике в разы уменьшает пройденное расстояние. Остаётся только риск вынужденной прогулки до посёлка в случае поломки техники.
На лодке всё упрощается, путешествие при неблагоприятном раскладе, превращается в неспешный сплав до посёлка и этот вариант я уже проходил, причём дважды.
В первый раз подвёл мотор, во второй, причина банальнее, не рассчитали с топливом.
После первой части эпопеи, прочувствовав все плюсы и надёжность вездехода, о риске уже не думал. Тем более что, возвращение в посёлок планировалось с запасом по времени на возможный форс-мажор.
Погодка шептала, радуя солнцем и лёгким ветерком, сдувающим насекомых…

Путь к перекатам Колвы лежал вдоль системы озёр…
Вода в озёрах окрасилась изумрудным цветом от расплодившихся из-за недавней жары водорослей…

Не мудрено, что из этого «супа» рыба начала скатываться в более богатые кислородом речки.

Вот и Колва, которая отличается от той, что можно увидеть в посёлке.
Здесь уже нет ощущения, что в реку добавили кофе с молоком, этот эффект начинается гораздо ближе к посёлку от впадения в Колву другой речки, имеющей мутную воду.
Здесь вода прозрачная, каждый камешек на дне можно рассмотреть.
Здесь начинается царство хариуса, полноправного хозяина перекатов…

Сделав последний на сегодняшний день рывок через прибрежные кушири, Странник, в очередной раз выслушал дифирамбы его проходимости и остановился на галечной косе возле переката – сцены предстоящего спектакля под названием «Очуметь, какая рыбалка»!

Сделав последний на сегодняшний день рывок через прибрежные кушири, Странник, в очередной раз выслушал дифирамбы его проходимости и остановился на галечной косе возле переката –
сцены предстоящего спектакля под названием «Очуметь, какая рыбалка»!
После почти суточного перерыва, в руках вновь появились спиннинги и такой уже знакомый блеск в глазах, сейчас-сейчас…

Давно не виделись — НА…

Хоть снимок и раскрашен вечерними тонами, но поймана моделька на нём позировавшая была сразу по прибытии.
Куда же от них денешься, благо «противоядие» уже было известно.
Всего лишь нужно уйти на самую струю и всё будет так, как прописал тот пресловутый доктор…


Помните, как у Владимира Владимировича, …того, который классик, у Маяковского то бишь…

Грудой дел,
суматохой явлений
день отошел,
постепенно стемнев…

Спасибо этому вечеру, который, не скупясь, во всей красе, включил картинки с прелестями северной белой ночи…



Летняя северная ночь коротка, ненадолго она дала передышку речным обитателям от навязчивых попыток одного хронически зависимого от рыбалки путешественника вторгнуться со своими железками в их размеренную жизнь.

Проснувшись утром, сделал контрольный обход переката, имея фору перед напарниками в виде вейдерсов, перебрался на противоположный берег, пробивая места, до которых не добрался с вечера.

С парнями обговаривали планы перекочевать на новый перекат.
Об их намерении начать движение, понял по активной жестикуляции с противоположного берега.
Но расстояние, которое уже прошел и повторная перспектива переходить речку вброд, подвигли меня на решение двинуться к новому запланированному месту пешком,
не торопясь, облавливая перспективные участки, благо в них недостатка не было.
О своём решении жестами сообщил напарникам, они всё поняли и отправились к месту рандеву на Страннике.

Комфортная погода располагала к пешей прогулке и фотосессии, чем не преминул воспользоваться…


Красивые конечно тучки были на небе, но красота эта сулила изменениями погоды и, к сожалению, не в лучшую сторону. Такие облака предвестники катаклизма в виде грозового фронта.
Оставалось лишь констатировать это как факт и продолжать пользоваться пока ещё комфортными погодными условиями.

На полпути до точки сбора пришел в знакомое по предыдущим рыбалкам место. Разница состояла лишь в более низком уровне воды в этом году.

Признаться честно, подзавис я на этом месте, чувствуя его потенциал и постоянно получая подтверждения своим чувствам.


С парнями мы должны были встречаться ниже по течению на перекате за поворотом реки. Со своего места мне было их не видно. Но как-то не хотелось уходить с перспективного участка.
Услышав тарахтение мотора Странника, даже обрадовался и не тому, что не нужно будет идти пешком, а тому, что потенциал этого места теперь полностью будет проверен.

Напарники, обловив свой перекат, решили направиться мне навстречу, переехав через брод. При встрече планировали устроить перекус и принять решение по дальнейшим планам, красивые тучки они тоже заметили.

Встретившись и наскоро обсудив перспективы погоды, разбрелись со снастями по берегу, пользуясь тем, что в запасе у нас ещё было несколько часов комфортной рыбалки.
Анатолий отличился, поставив на свой нахлыстовый комплект, взамен безвременно почившей уловистой мухи, не имеющую, на первый взгляд, больших шансов назваться новым фаворитом имитацию личинки стрекозы,
которую он заказал на китайском сайте.

Лёгкая козебоха, имела какую-то нереальную плавучесть и, судя по постоянным на неё атакам, произвела на хариусов неизгладимое впечатление.
Анатолий наловившись, отправился кипятить воду для предстоявшего обеда.
Хоть я и не адепт нахлыста, но не преминул воспользоваться появившейся возможностью и, сменив на время амплуа, поупражнялся со шнуром, пополнив тёзке перерабатываемый объём рыбы.

Тем временем, вода закипела и все собрались на совет за кружкой чая. Небо, всё больше затягиваемое тучами, неотвратимо подтверждало своё намерение исполнить ветхозаветное: — «Разверзошося вси источницы бездны, и хляби небесные отверзошася. И бысть дождь на землю четыредесять дней и четыредесять ночей». Про сорок дней, конечно, речи не было, но жахнуть должно было, в этом сомнений не оставалось, лишь бы не натянуло с океана долгой и нудной непогоды с затяжным дождём, тогда совсем тоскливо бы стало и пришлось бы сворачивать экспедицию.В принятии решения, всецело положился на житейскую мудрость и опыт аборигенов, которые предложили уехать в сторону озёр, вдоль которых лежал вчерашний путь на речку. Там можно было переждать катаклизм в охотничьем балке.
Напоследок, перед тем, как речка скрылась из виду, попросил Анатолия сделать короткую остановку и снял панорамку места, подарившего столько положительных эмоций…

Иногда, путешествуя по тундре, встречаешь ландшафты, совсем не укладывающиеся в общепринятое о ней представление…

Отъезд с реки был не только бегством от непогоды, в планах было посетить одно из озёр, в котором предполагалось попытать счастье и половить крупную щуку, а балок как раз находился по пути к этому озеру.
В балок мы сразу не поехали, а направились в сторону хасырея, расположенного возле озера.
Хасырей — буйно заросшая болотной растительностью впадина, образовавшаяся при вытаивании мерзлоты.
Гуси во время сезонной миграции на хасыреях останавливаются отдыхать, по этому место популярно у охотников, которые и построили балок.

На этом хасырее Странник, единственный раз за всё время путешествия попытался забуксовать, но попытка эта была какая-то вялая, неубедительная и скоротечная. В очередной раз восхитился машинкой.
По моему убеждению, проехать там смогло бы, разве что судно на воздушной подушке, но Странник справился.

Путь наш лежал к устью виски, вытекавшей из озера и проходившей по этому хасырею.
Там мы планировали порыбачить в относительно небольшой удалённости от балка, где собирались ночевать.

Половить-то мы половили, но вот только толком ничего не поймали. Резкая смена погоды загнала рыбу в анабиоз.
Даже вездесущие окуни и язи перестали проявлять признаки жизни.
Была правда пара некрупных щучек, но это не считается.

Закончив бесплодные попытки поймать что-нибудь заслуживающее внимания, отправились в балок. Приехали мы к нему как раз вовремя.
Не успели мы разместиться в этом, по местным меркам многозвёздном отеле, как хляби всё-таки разверзлись грозой и проливным дождём.
Но нам было тепло, сухо и комфортно под защитой нашего укрытия.
Собрались поужинать и тут меня осенило.
Это как же нужно было провентилировать мозг, чтобы только в конце дня и то совершенно случайно вспомнить о том, что сегодня мой праздник – День ВМФ.
Всё путешествие было проведено на сухую, просто потому, что так решили в самом начале.
Однако, припасённый на дне моего рюкзака ко Дню ВМФ гостинчик, взрыва протестов не вызвал.
Отметив праздник, мы улеглись спать под раскаты грома и шорох дождя по кровле балка.

Утро развеяло опасения о возможной затяжной непогоде.
На улице стало заметно прохладнее и ветренее, небо ещё хмурилось, но в тучах уже начали появляться просветы…
Начинался крайний день путешествия по тундре, к вечеру нужно было вернуться в посёлок.
В планах оставалось посетить щучье озеро, о монстрах которого рассказывали напарники во время нашего недельного кочевья по тундре.
Умом понимая, что после такого природного катаклизма вряд ли стоит ожидать раздачи, тем не менее, если этого не сделать,
то потом придётся сожалеть об упущенной возможности хотя бы попытаться.

Приехав на озеро, мы увидели хвост уходящего на юг грозового фронта…
Парни, «наевшиеся» со мной рыбалкой до оскомины, предпочли остаться в Страннике, но торопить меня с отъездом не пытались, а наоборот подначивали упереться и наловить щучки для котлет.
В чём, в чём, а в этом меня долго уговаривать было не нужно.
Честно обработав спиннингом приличную часть озера, поймал несколько щучек пищевого размера, удовлетворив «котлетную хотелку» напарников.
Серьёзных трофеев не было. Это ли не повод ещё раз когда-нибудь вернуться за реваншем.

Вячеслав Мезенцев

Предыдущее изображение
Следующее изображение

info heading

info content