На природу — с чистой совестью

Выдержки из интервью министра МПР Дмитрия Кобылкина главному редактору «МК» Павлу Гусеву:

Правила охоты значительно пересмотрят

— Какие вы видите административные барьеры, сдерживающие развитие охотничьего хозяйства, и какие будут приняты решения для их устранения?

— Охотничье хозяйство — это вообще отдельное направление. Я человек системный и к вопросу охоты отнесся с точки зрения системного подхода. Предстоит осмыслить и выпустить огромное количество нормативных актов, изменений в законодательство. Наша цель — увеличение охотничьих животных в России. К этому можно отнестись и как к стратегическому запасу мяса, и как к возможности человека, живущего на селе, заработать себе на пропитание охотой. Сегодня, к сожалению, во многих населенных пунктах людям, которые исторически строили свой быт на охоте, законодательно это запрещено. Есть места, где им даже собрать грибы и ягоды нельзя: закрытая территория. Есть вопросы и к вольерному содержанию животных. Представьте, когда-то у нас было 46 ГОХов — государственных охотничьих хозяйств. В Союзе они были созданы не для того, чтобы VIP-охоты проводить, а заниматься научной работой. Например, привести белохвостого оленя в новую среду обитания и смотреть, что с ним произойдет. Выселит ли он косулю, хватит ли ему кормовой базы. Важно проследить, не нарушит ли он ареал обитания зверей, которые уже существуют в этом лесу. Сейчас таких хозяйств осталось 7, они будут использоваться как пилотные территории для научных исследований. В целом ситуация печальна, справа от Москвы есть только один ГОХ, то есть все хозяйства находятся в Европейской части. Поэтому я считаю, что нам нужно создать еще как минимум 3 ГОХа за Уральским хребтом. Кроме того, нам необходимо развивать охотничий туризм. Представьте, в минувшем году нас посетило 500 охотников. Это очень маленькая цифра. Миллиарды долларов в Канаде, США, Венгрии, Швеции и даже Танзании зарабатывают на таком туризме. Для решения этих задач мы создали общественный и экспертный советы. Работы много, но изменения вы увидите уже в ближайшее время.

Фото: Юлиан Викторов

— Какие меры принимает Минприроды России для повышения объективности оценки состояния охотничьих ресурсов и их рационального использования? На мой взгляд, мы не представляем до конца, какие в стране запасы различных видов животных.

— Согласен, полную картину нужно собрать. Огромное количество федеральных охотничьих инспекторов пропало, когда мы переходили из Минсельхоза в Минприроды. На данный момент эта прослойка практически исчезла. Кто будет делать их работу? Надо вводить подобные должности. Нужно делать инвентаризацию животного мира в каждом из хозяйств, и государственном, и частном.

— Будет ли рассматриваться возможность выдачи лицензий на селекционный отстрел краснокнижных животных, например белого медведя? Ведь средства, которые можно получить от такой деятельности, можно использовать для изучения и охраны этих животных. Естественно, такой отстрел должен осуществляться под контролем государства.

— Сначала нужно разобраться по проблемным точкам охоты, показать положительную динамику и только потом подходить к этому вопросу. Пока не рассматривается.

— Сегодня сложилась ситуация, когда егерь или человек, который охраняет территорию от вторжения туда людей, по сути, ничего не может сделать. У него нет прав проверить документы, оружие, осмотреть багажник. Для этого он должен вызвать полицейских в лес, а за это время злоумышленник успеет умотать в другой регион. Какие меры принимаются Минприроды России для активизации борьбы с браконьерством?

— Мы с этим сталкиваемся постоянно, это и угроза жизни наших егерей, бывали и смертельные случаи. У нас было совещание по этому вопросу, ведь надо что-то делать. Представьте, некоторые обязанности егерей доходят до абсурда. Например, они должны вечером сдавать оружие, несмотря на то что могут жить за 100–200 километров от места работы. Поэтому многие просто не берут оружие, не пользуются таким правом.

— Существует проблема, которая возникла за последние десятилетия, — абсолютно свободная выдача охотничьего билета. По нему человек может купить оружие, а потом применить его в криминальных целях. Планируется ли изменить действующий порядок получения права на охоту гражданам, не обладающим навыками и знаниями в области охоты, использования оружия и биологии животных?

— Конечно, мы планируем изменения. В первую очередь — ужесточить правила выдачи оружия, тут, думаю, будет больше сторонников. Мы с вами сами охотники, с незнакомым человеком на охоту никогда не пойдем, потому что будем нервничать, что он может сделать в следующую минуту. Я считаю, чтобы получить машину, мы учимся на курсах, сдаем экзамены на права — и то потом все равно с опаской впервые выезжаем на дорогу. Неужели оружие менее опасно, чем автомобиль? Значит, нужно вводить какие-то курсы или что-то подобное охотничьему минимуму.

Ссылка на полный текст интервью:
https://www.ohotniki.ru