Стратегия активизации точек роста — путь к возрождению охотничьей отрасли

журнал «Охотник» № 2- 2020

В феврале депутаты Государственной Думы приняли закон, легализующий любительскую и спортивную охоту в отношении охотничьих ресурсов, находящихся в полувольных условиях и искусственно созданной среде обитания. В народе его давно, ещё на стадии обсуждения, окрестили как закон о вольерной охоте. Отношение к нему сложилось неоднозначное. Но если с противниками более-менее понятно, им плохо всё, что не запрещает или не ограничивает охоту, то в данном случае единства нет даже среди охотников. А если ещё знать, что один из инициаторов нового документа — председатель комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев, который даже не является охотником, то закономерно возникает множество вопросов, на которые хотелось бы узнать ответы. Наш сегодняшний гость — депутат Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации VII созыва Николай Петрович Николаев.

Вольерная охота — явление, имеющее многовековую историю и широко распространённое во многих странах. Более того, практиковалась она и в СССР. Почему же обсуждение и принятие нынешнего закона вызвало в нашем обществе такой резонанс?

— Причина проста — время. Ничего удивительного или особенного здесь нет. Если бы этот законопроект появился лет двадцать назад, тогда, когда его и следовало принять, то такого противодействия со стороны зоозащитников не было бы. Сегодня зоозащитники активны во многих странах, они популярны. Это обусловлено тем, что с каждым годом всё больше и больше людей, проявляющих инициативы в общественно-политических процессах, являются городскими жителями. Они воспринимают животный мир как некую красивую картинку, элемент ландшафта. А звери, с которыми они реально сталкиваются, это котики, диванные собачки, хомячки и тому подобные. Горожане воспитываются, как сейчас говорят, на мимишных историях. Мультяшные волки, медведи невольно проецируются на реальную дикую природу. Восприятие животного мира, понимание взаимоотношений между человеком и природой сильно изменились.

Неудивительно, что в такой ситуации люди абсолютно искренне возмущаются и заявляют, как же можно отравить или убить волка? Это же Акела, благородное животное, он спас Маугли. А то, что у нас не редкость появление больших стай волков, которые вырезают в огромном количестве домашний скот, собак, являются переносчиками болезней, несут прямую угрозу людям, наносят колоссальный ущерб сельскому и лесному хозяйству они не воспринимают. Из городской квартиры ничего этого не видно. Опять же, отсутствие необходимых знаний, нежелание вникнуть в проблему, разобраться в вопросе привели к тому, что зачастую люди выступали против, не зная сути.

Взять, например, те же вольеры. Фактически это большое, самостоятельное направление в охотничьем хозяйстве. Причём непосредственно охота лишь часть этой работы. Не секрет, что вольеры у нас существуют. Туда вкладываются огромные деньги, в них разводят животных и ежегодно выпускают в дикую природу сотни, тысячи голов. Но об этом мало кто знает. Зоозащитники акцентируют внимание только на охоте и формируют негативный образ, полностью игнорируя всё остальное.

И такой подход, увы, не редкость. Если взглянуть на другие страны, например, Францию, то там конфликт с зоозащитникам зашёл ещё глубже — там даже вынуждены были принять законы против тех, кто препятствует охоте. Зоорадикализм недопустим. Однако, на мой взгляд, важно, чтобы в обществе был диалог между группами разных взглядов. Нужны площадки для обмена мнением, возможность ознакомления: почему, для чего и зачем принимаются те или иные новации. И обязательно надо уметь слышать друг друга.

Ведение вольерного хозяйства — вопрос сугубо охотничьего сообщества. Абсолютное большинство городских жителей никогда с вольерами не сталкивались и вряд ли когда их увидят. И всё же их мнение противопоставляется специалистам в этой области. Получается, что некомпетентное большинство может определять, что делать профессионалам?

— Не всё так просто. И профессионалы, и другие люди — граждане нашей страны. У всех нас есть право обсуждать и решать, как и куда нам развиваться. Другое дело, что одна из моих задач, как депутата, услышать все стороны и постараться по максимуму учесть все мнения, при этом качественно решив поставленную задачу. Зачастую это компромисс, но без него нельзя. В то же время именно широкое обсуждение позволяет наиболее полно воспринять поднятую проблему. Так, после первого чтения проекта закона о вольерной охоте поступило предложение о закреплении нормы, ограничивающей пребывание граждан на территории вольера. Обоснование — безопасность людей. И это связано не только с предотвращением огнестрельных ранений, но и для исключения непосредственного контакта с дикими животными. Конечно же, депутаты поддержали эту новацию.

— С вступлением в силу нового закона, какой правовой статус приобретают животные, находящиеся в вольере?

— Это очень важный вопрос. Все животные, законно размещённые в полувольных условиях и искусственно созданной среде обитания, являются собственностью владельца вольера. Отмечу, речь идёт не о варианте, когда кто-то произвольно огородил часть леса и заявил, что всё, что внутри, — его. Нет. Такого не будет. По закону вы сможете получить разрешение на обустройство вольера, построить его (первичные затраты в среднем оцениваются в суммы от 10 млн рублей). Затем, опять же по специальному разрешению, возмездно изъять из дикой природы животных, которые становятся вашей собственностью, и выпустить их в вольер. Тот приплод, который со временем может появиться, также будет являться вашей собственностью.

— Сейчас распространена практика закупки животных для разведения и содержания в вольере, например тех же оленей, в специализированных хозяйствах. То есть они изначально не являются охотничьим ресурсом и не изъяты из дикой природы. Останется ли возможность у охотпользователей размещать таких зверей в вольерах?

— Если животные приобретены легально и являются собственностью охотпользователя, то, на мой взгляд, ограничений для их размещения в вольере не должно быть. Конкретные же условия, требования и параметры, касающиеся вольерного содержания, включая охоту, будут разрабатываться и утверждаться соответствующими органами исполнительной власти. Хочу обратить внимание, что с принятием нового закона фактически меняется понятие «охотничьи ресурсы». Оно становится более широким. Поясню. Ранее добытый, изъятый из среды обитания охотничий ресурс переходил в разряд продукции охоты. Теперь же такое животное может вновь стать объектом охоты. И в вольерах будут обитать охотничьи ресурсы.

— Если посмотреть на принимаемые и рассматриваемые депутатами законопроекты, касающиеся охоты, то можно заметить, что они достаточно узконаправленные, как то: о расширении круга лиц, имеющих право регулировать численность охотресурсов, передаче охотничьего оружия во временное пользование, о совершенствовании механизма охотсоглашения и т.п. В то же время абсолютное большинство охотников и охотпользователей уже давно открыто выражают недовольство действующим, так сказать базовым, 209-ФЗ. Почему бы не бросить латать тришкин кафтан и не разработать новый закон? Пока же складывается впечатление, что на уровне государства охоту всерьёз никто не воспринимает.

— Проблема заключается в том, что, действительно, охоту как отрасль никто не воспринимает уже много лет. Я не охотник, но когда меня избрали в Госдуму и я приступил к работе, то стал получать обращения, касающиеся охотничьего законодательства. Вникнув в проблему, с удивлением обнаружил, что последние реальные изменения в Закон «Об охоте…» были внесены, на тот момент, 6 лет назад. Стало понятно, что необходим пересмотр и совершенствование правовых основ. Тогда-то мы с коллегами и взялись за его модификацию.
Да, мы не раз слышали предложения: дескать, давайте пересмотрим весь Закон «Об охоте…» или начнём всё с нуля. Не скрою, мы рассматривали такой вариант. Но после многократных консультаций, дискуссий с коллегами, специалистами пришли к выводу, что так делать не стоит. Более того, сегодня я уже как практик, работающий не первый год с различными согласующими органами, группами экспертов, общественностью, могу утверждать, что если бы мы решились на разработку закона с чистого листа, то до сих пор ничего бы не получили. Мы бы на долгие годы завязли в дискуссиях и согласованиях по вопросу, каким же быть новому закону.

Мы выбрали иной путь: если есть возможность что-то улучшить, то это надо делать в имеющихся реалиях. И со стороны, действительно, это может выглядеть так, будто принимаются только точечные законы в рандомном порядке. Несмотря на то, что даже так их удаётся провести с колоссальными усилиями, данные законопроекты не случайны.

Понятно, что вопросы вольерной охоты для многих простых охотников неактуальны. Более того, есть среди них и те, кто вовсе не считает её охотой. Но дело в том, что вольерное направление, как показывает зарубежный опыт, это серьёзные инвестиции, привлекательный бизнес. Я надеюсь, что с развитием вольеров начнёт подниматься и всё охотничье хозяйство. Развивать за счёт бюджетных средств общедоступные угодья (тем паче что охоту сегодня большинство воспринимает как развлечение) никто не будет. А если будут прибыльные хозяйства, то появится возможность вкладывать средства в иные охотничьи направления, включая те, в которых заинтересованы простые охотники. То же касается закона, предусматривающего разрешение на аренду охотничьего оружия. Охотничий туризм — высокоприбыльный бизнес. Но для того, чтобы к нам массово поехали зарубежные гости, необходимо разрешить аренду оружия. Поэтому соответствующий закон у нас в приоритетных. Мы выбрали стратегию активизации точек роста в надежде возродить охоту как отрасль.

Охота должна быть выгодной, привлекательной отраслью, обеспечивающей приумножение природных ресурсов. У нас колоссальные возможности. Дикие животные, при должном надзоре, уходе и охране, это восполняемый природный ресурс, уникальное богатство нашей Родины. И наша задача научиться бережно и рационально им пользоваться. Надеюсь, что средства массовой информации, включая журнал «Охотник», будут нашими активными помощниками в этой работе.

Андрей КОРАБЕЛЬНИКОВ