Звонкий улов

 

Отдыхать, так на море. Морем новосибирцы называют Обское водохранилище. И вот мы, пятеро молодых людей, отправляемся на выходные отдыхать. Сначала на автобусе, потом электричкой, потом идем пешком. Мы на берегу рукотворного моря. Народу много. Отходим чуть подальше, ставим палатку, разводим костер. Несколько рыбаков сидят на берегу с удочками.

— А вот нам уха не светит! – сетуем мы.

— Вот нам как раз она и светит!- радостно заявляет Толя Муханов. – Не знаю, что они там поймают на удочку. А вот мы точно наловим и на уху, и на жареху, еще и другим продадим на пивасик.

Со дна большого рюкзака он достает бредень.

Мы опасливо оглядываемся.

— А разве можно бреднем?

— Можно, но только осторожно. Займемся, когда стемнеет.

Темнеет. Мы раздеваемся и лезем в воду. Толя с напарником, как самые невысокие идут вдоль берега, я с Сергеем на глубине. Вода достает до самого подбородка.

— А как мы узнаем, что там рыба?

— Почувствуем! Я скажу!- авторитетно заявляет Толя.

Бредень потяжелел. Еще проходим. Уже еле тянем. Никак не меньше центнера рыбы. И наверно, есть такие, что с наш рост. Толя дает команду заводить на берег. Заводим, замыкаем бредень и тянем впятером. Ох! Тяжело! Странный звон не смущает нас. И вот на берегу в лунном свете мы видим гору пустых бутылок. Вот и поели ушицы, жарехи! На ночь довольствуемся чаем с бутербродами.

Ранним утром нас будит Толя.

— Хватит спать, тунеядцы.

Возле палатки стоят три пузатых рюкзака.

— Я узнал дорогу, где принимают стеклотару. Километра полтора каких-то!

Мы тащим рюкзаки, которые звенят на наших спинах. А что, улов-то оказался знатным. На сданные деньги и пивка купили, и рыбной консервы для ухи. Я уже не говорю о том, что сделали хорошее дело: почистили берег.

 

Николай Хрипков