Особенности национальной охоты, или Как развивается охотничий туризм в Круглянском районе Могилевской области

Круглянский район радует своей природной красотой и богатством лесного мира. Бескрайние сосновые боры, ельники и березники, болота и лесные озера так и манят отдохнуть уставшего, измотанного городскими ритмами путника. В этих местах хороши не только туристический релакс с костром и палатками, но и рыбалка, сбор грибов и ягод, охота. Причем охотой промышляет как местное население, так и иностранные гости. На протяжении всего года эти края радушно принимают туристов из России, Германии, Армении и других стран ближнего и дальнего зарубежья. Корреспонденты БЕЛТА отправились в удивительной красоты лесные массивы, чтобы узнать, почему именно сюда, за сотни километров от дома приезжают заядлые охотники и что их привлекает в особенностях белорусского охотничьего туризма.

 

 

Угодья Тетеринского лесоохотничьего хозяйства совпадают с административными границами района. Это почти 80 тыс. га территорий на северо-западе Могилевской области, где обитает несчетное количество пернатых, хвостатых и копытных. Охотится в этих местах можно в любое время года. Весной опытные егеря предложат сходить на глухаря или тетерева, летом — выследить кабана или косулю, в осенне-зимний сезон — добыть лося, оленя, волка, лису. Можно поучаствовать в ночной охоте, загонной, трофейной, селекционной с вышки, охоте с флажками на волка или съездить на снегоходах за рыжей лесной хищницей.

Однако не только хорошая охота заставляет возвращаться сюда снова и снова: приезжие хвалят красоту и особую атмосферу здешних мест, доброжелательность белорусов, чистоту и порядок наших городов, деревень и весей. Среди постоянных посетителей охотбазы «Падар» Тетеринского лесоохотничьего хозяйства — москвич Сергей Степашкин, который уже на протяжении восьми лет отдыхает и промышляет в этих краях. «Эту базу нашел совершенно случайно в интернете — созвонился, приехал познакомиться и поохотиться на птичку, — вспоминает он. — Очень понравилась и сама охота, и белорусский сервис. Теперь езжу сюда не один, а с приятелем. Что немаловажно, из Москвы приятно и комфортно добраться — всего 4,5 часа по хорошей трассе. Охотимся на крупнорогатую скотину: лося, косулю, оленя. Животных здесь очень много. Это значит, что кормовая база на этих территориях хорошая. У нас нет такого сильного сельского хозяйства. А где дикая скотина кормится зимой? На кукурузе да озимых».

 

 

К слову, Сергею Васильевичу есть с чем сравнить: охотился и рыбачил по всему миру, много поездил и повидал. «В вопросах организации охоты всегда играет роль человеческий фактор, а здесь сам коллектив прилагает большие усилия, чтобы клиент остался доволен, — говорит гость. — Все это способствует комфортному времяпрепровождению и прекрасному отдыху. Не везде предоставление услуг поставлено на таком высоком уровне. Плюс ко всему — это ведь государственное учреждение, поэтому и порядок везде. Уверен, статус накладывает определенный отпечаток. Да и сами люди понимают, как общаться и себя вести — соблюдена корректность, нет панибратства, как часто бывает. Вкупе это создает хорошее впечатление и привлекает туристов».

 

Сергей Степашкин увлекается охотой с детства. В свое время к этому мужскому хобби его пристрастил отец: взрослые делали загонные охоты и брали детей с собой. Однако сейчас в семье Сергея Васильевича кроме него никто больше не берет ружье в руки — как и на любое хобби, на это надо время и желание. Но и охотиться тоже надо уметь — это не бездумное убийство всей живности, которую только можно поймать на мушку. Все должно быть гуманно и не в ущерб природе. Так, за несколько дней охотник добыл только 2 косули. Свыше того запаса, который может съесть семья за определенное время, Сергей Васильевич не стреляет.

 

 

«Много с приятелем не промышляем — чисто отдыхаем, ведь важен не только результат, но и сам процесс, — уверен россиянин. — Да и мясо добываем для собственного употребления — в магазине не покупаем. Если сравнить лесного зверя с выращенным в неволе животным — вкусовая разница колоссальная. На прилавках лежат гормоны роста и антибиотики, а это животное вырастает в дикой природе. Оно ест траву и пьет воду, которую найдет. Его не гоняют и не третируют. В свою очередь, подневольное животное получает большой стресс, и это отражается на качестве мясного продукта. Потом человек ест и думает, почему все вокруг такие взвинченные и заведенные?! В живой природе такого нет. Да и опытный охотник знает, куда правильно выстрелить, чтобы это не принесло животному страданий — все происходит мгновенно. Охота тоже может быть гуманной».

 

К слову, у заядлого охотника есть и своя «охотничья» философия в защиту любимого хобби. «Охотой и собирательством человечество занималось испокон веков, — говорит Сергей Степашкин. — Когда эти промыслы были в почете, у человека было много времени для того, чтобы жить с семьей, отдыхать и получать удовольствие от жизни. Когда начали культивировать зерно и в приоритете стало земледелие, это привязало человека к земле и сделало его рабом. И по настоящее время человек раб тяжелого труда. Так сложилось исторически: в процессе своего развития человек пришел от свободы и равноправия к зависимости и социальному расслоению. Зерно закабалило и не оставило времени на личную жизнь, заставило думать о еде, налогах и прочих вещах. Поэтому мое хобби — как глоток исторической свободы».

 

 

Особое удивление гостя — насколько богат и разнообразен животный мир белорусского леса. «Бывает, выйдешь вечером на улицу, а тут целые стада оленей ходят — и по 50, и по 100 голов за раз, — восторгается Сергей Васильевич. — Косули, как зайцы, бегают по дороге. Едешь ночью, смотришь — тут 4 зайца кормятся, а рядом с ними еще 2 лисы мышкуют. Казалось бы, слови зайца — ан нет, не голодные! Да и сами зайцы не реагируют: станут в стойку, постоят — и дальше жевать. И гусиная охота у вас хороша! В Беларуси гусь нереальный — просто сказка, почти как в Америке. На птицу охочусь еще в Ветке Гомельской области. В вашей стране для охотников все хорошо поставлено, даже срок охоты определен хороший. А вот в России время добычи дичи уж очень короткое, сезонные промежутки маленькие. Только гусь пролетел — и срок закончится».

 

День охотника начинается совершенно по-разному и в разное время — в зависимости от того, кого предстоит добыть. В основном, весь животный мир кормится и чувствует себя в безопасности ночью, поэтому и человек чаще всего идет в лес с ружьем в темное время суток. Однако ночное время — не гарантия того, что охота пройдет удачно. Например, волка, самого хитрого и предусмотрительного лесного хищника, Сергей Степашкин не может выследить в круглянский лесах уже пятый год. «Каждый раз только хвостом нам с егерем помашет — и деру, — добродушно смеется охотник. — Что поделаешь? Достойный соперник!». Однако от идеи добыть серого разбойника Сергей Васильевич не отказывается — азарт берет свое.

 

 

«Чем интересна ночная охота? Равными возможностями человека и животного: у меня есть шанс добыть зверя, у него — спастись, как кому повезет, — рассказывает россиянин. — Под покровом ночи охотится сложнее: надо суметь найти животное, выследить, бесшумно подкрасться и добыть».

 

Отдельный вид промысла — охота с вышки, которая для многих становится настоящим испытанием. «Чтобы так охотиться, нужно адское терпение, — говорит Сергей Васильевич. — Не каждый выдержит сидеть на морозе по 3-4 часа без движения. В этом случае нельзя ни курить, ни чай пить. Я изучил животный мир и знаю, что звери способны уловить даже неподвластный человеческому обонянию запах. Например, кабаны просто так в руки к охотнику не идут, и на опушку к прикорму выходят с большой опаской. Первая самка: ее еще с вышки не видно, но ты уже чуешь ее специфический запах. Она стоит и долго смотрит, пока не решится сделать еще несколько шагов и опять застынет на месте. Сеголетки и даже кабан ей не мешают — топчутся вдалеке, никто не выходит. Если никого нет, самка хрюкнула — и все потихонечку начинают за ней подтягиваться. Охотник все равно ждет — выбирает добычу и только потом стреляет. Это очень утомительный процесс, поэтому многие и не могут себя пересилить».

 

 

К слову, для любого охотника кабан — очень непростая добыча: зверь умный, ловкий и осторожный. Добыть его — большая удача. «Просто так кабана не пробьешь — нужно еще знать, куда выстрелить, чтобы его остановить, — делится охотник. — Надо изучить само животное — это даже не обсуждается. Плюс ко всему, должен быть пристреленный карабин и патроны соответствующего калибра».

 

Бывают и такие моменты, когда даже стрелять не хочется. Сергей Васильевич вспоминает, что как-то по весне был на засидке на тетерева. «Прилетели птицы, токуют, самцы дерутся, курочки рядом ходят — интересно, красиво, — говорит охотник. — Я сидел и смотрел за всем происходящим, а стрелять не стал. Рука не поднялась. Честно — не хотел нарушать эту гармонию. Охотовед говорит: а чего не стрелял? Жалко говорю — не хочу. И такие случаи часто бывают. Посмотришь, например, — лосиха с лосенком. Жалко стрелять, да и незачем — нет нужды в этом, мы же не голодные и не в голодное время живем. Поэтому можем себе позволить разумно к этому вопросу подходить. А как по-другому?»

 

 

Среди самых впечатляющих охотничьих историй Сергей Степашкин вспоминает, как однажды довелось увидеть охоту белых полярных волков. Три матерых хищника обложили медведя и съели в два счета. «Полярный волк-самец — это зверь, который весит примерно 130 кг, имеет рост 1 метр в холке и клыки по 5 сантиметров, — говорит охотник. — Самка весит под 90 кг и чуть ниже, но однозначно злее, чем самец. Шансов у жертвы было мало: это собаки медведя окружают и держат, а волки — режут острыми зубами и съедают. Хищный зверь сразу метит в жизненно важные органы или перегрызает крупные артерии. Стая действует четко и организованно, охотится профессионально. У безоружного человека даже против одного такого волка шансов нет».

 

 

Еще один россиянин Дмитрий Шарапов, приехал на охотбазу «Падар» впервые. «Я охочусь давно и везде, однако организация охотничьего туризма на круглянской земле меня удивила — выше всяких похвал, — делится он. — Охотой увлекаюсь уже 40 лет, первое ружье отец купил, когда мне было 12. Мы жили в Сибири, там другие правила: тайга — закон. Охота у меня в крови. Но это не значит, что добыча зверя — бездумное занятие. Например, почему опытные охотники стреляют в сеголетка, годовалое животное? Логика такова: лосихе или оленихе сложно выкормить суровой зимой более одного отпрыска — это будет в ущерб ее собственной жизни и здоровью. Стрелять мать — ее телята точно самостоятельно не выживут, стрелять самца — на следующий год он не сможет никого покрыть, чтобы было потомство. Если добыть сеголетка, то это гарантия того, что с одним теленком мать пройдет через все зиму. Даже в этой ситуации присутствует гуманность. Тем более в каждом хозяйстве ведут учет и понимают, какое у них поголовье. Поэтому и разрешение дают, кого можно добывать, а кого нет. Все, что за периметром природной и экологической безопасности, должно быть под запретом».

 

По словам главного охотоведа Тетеринского лесоохотничьего хозяйства Василия Воронича, в здешних местах промышляют россияне, немцы, французы, литовцы, поляки — наплыв желающих большой. «Работа в охотничьем туризме — это тяжелый, но прибыльный труд, — говорит он. — И мы стараемся держать марку. До Нового года расписаны все выходные, приезжих очень много. Охоту можем организовать на любого зверя и птицу, был бы только спрос. В основном, специализируемся на копытных, а весной — на глухаре и тетереве. Однако вред этим пернатым наносят как раз не охотники, а ястребы-тетеревятники, отстрел которых запрещен. Очень много они разоряют тока. В последнее время увеличивается и поголовье рыси — одна такая дикая кошка запросто в короткое время уничтожит весь ток».

 

По словам Василия Александровича, круглянские земли — очень благодатные. Так, в эти лесные массивы вернулся даже медведь: на учете в лесхозе уже 6 особей дикого зверя. «Он краснокнижник, ничего не боится — сегодня утром даже возле нашей базы топтался, оставил следы на память, — говорит охотовед. — Мишка выходил к дороге и на остановку общественного транспорта — наделал шума среди местных жителей. И, конечно же, поразбойничал в лесу — в прошлом году работники лесхоза нашли двух лосей, которых задрал косолапый».

 

 

В этом году на территории Тетеринских охотничьих угодий иностранные туристы добыли 95 голов оленей, 85 косуль и 25 лосей. Однако установленный годовой лимит отстрела превышать нельзя, даже если будут желающие пострелять, предупреждает Василий Воронич. Все регламентируется законом, даже вес трофейного животного, разрешенного к добыче. К слову, егерь, который приставлен к охотнику, может определить этот показатель на глаз с точностью до килограмма.

 

За 11 месяцев 2021 года экспорт туристических услуг Тетеринского лесоохотничьего хозяйства составил $96,7 тыс. и до конца года превысит отметку в $100 тыс. Для сравнения, за весь прошлый год этот промысел принес доход государственному учреждению в $79,7 тыс. Темп роста экспортных услуг составил 123% к уровню прошлого года. С начала 2021-го охотбазу посетили более 40 иностранных туристов из России, Германии и Армении. Самыми частыми гостями в круглянских лесах стали немецкие охотники — почти 64% от числа всех посетителей, на втором месте закрепились россияне.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Юлия ЕВМЕНЬКОВА,

 

Фото Олега ФОЙНИЦКОГО,

https://www.belta.by/