Первые весенние трофеи

Весенняя охота ожидаема многими. Для меня  это вообще главная охота года. Трофеи невелики, если не считать медведя, но желанны. Чего стоит только поход за глухарем, да с ночевкой в лесу? Это настоящее весеннее приключение.  Возможность понаблюдать за токующими тетеревами — вообще невероятное шоу. Это все равно, что оказаться в первых рядах театра жизни дикой Природы.  Кроха вальдшнеп — отдельная история.  Стоишь на полянке и ждешь, когда захоркает и зациркает этот куличок.

Нынешней весной я решил открыть охотничий сезон в марте. Так нужно было для работы. Необходимо было отснять материал именно про мартовскую охоту. Ну и что же мы находим в «сети» про открытие охоты в марте? Открывается она только в некоторых районах и республиках Северо-Кавказского федерального округа, Краснодарском крае и, о чудо, в нашем западном анклаве — Калининградской области.

 

А поохотиться весной в таком экзотическом месте очень хотелось. Я созвонился с председателем совета Калининградской региональной организации ВОО Насыровым Эльдаром Хамзяевичем и он дал отмашку: Добро! Наша группа срочно начала собираться в дорогу.

С киносъемочным оборудованием удобнее всего путешествовать на машине. Но не в этот раз. Ведь это анклав. Для того чтобы добраться туда, надо пересечь границы сопредельных государств Евросоюза, а с охотничьим ружьем это сделать непросто. Остается один путь – воздухом.

Долго ли, коротко ли, заказали билеты и добрались до места.  Калининградская область находится в низине, да еще и влияние близости Балтики сказывается: тепло, комфортно,  чрезвычайно живописно, поля, разливы, лиственные леса, старые немецкие усадьбы. Жителя центральной России здесь наверняка удивят сохранившиеся немецкие дома с черепичными крышами и круглыми окнами.  В одном из таких домов, (судя по карте 1910-го года) бывшей усадьбе некоего Вильгельма  Б., и расположена база Полесского охотхозяйства ВОО, где мы и остановились.

Для весенней охоты Калининградская область — место шикарное. Особенно это касается вальдшнепа и водоплавающей дичи. Когда-то тут водились в изобилии тетерева, но из-за того, что фермеры активно возделывают поля и используют химию, тетерева сейчас почти нет, хотя места для него подходящие.

Так же здесь, несомненно, должна быть шикарная тяга. Полянки, лиственный лес, все для него, для вальдшнепа. Кстати, мои предположения по поводу вальдшнепиной тяги подтвердились позже. А еще здесь проходят пути миграции пластинчатоклювых, в частности гуся и утки!

Что характерно, гусь прилетает в эти места совершенно не пуганным, и это несомненное преимущество. Но гусь – птица капризная, и правильная организация охоты на него – дело тонкое. Как мы все понимаем, даже наличие хорошо подготовленного скрадка и почти 50-ти чучел гусей вовсе не гарантирует успешной охоты. Гуся еще надо подманить. А Виктор Колпаков, старший егерь Полесского хозяйства региональной организации ВОО, это делать умеет. Стратегически он совершенно правильно выставил чучела, ограничив место вероятной посадки гусей. Чучела стоят подковой и довольно далеко от скрадка – за 50-70 метров. Казалось бы зачем? А затем, что подлетающая стая будет ориентироваться на посадку в свободном месте, то есть в то место подковы, которое ближе к скрадку. Хитро придумано. Да, и еще рядышком чучела ворон для успокоения. Гусиный этикет – дело тонкое. Вначале запросили посадку, потом присели неподалеку и пошли знакомиться с товарищами.

Насчет «подманить» – вообще отдельная история. Зачастую, некоторые охотники манят беспрерывно в дудку. Виктор манит гуся грамотно, с интервалами, только когда стая показалась вдалеке, а потом прекращает. Гуси прекрасно определяют то место, откуда исходит звук, и вряд ли они полетят к чучелам, когда зов предполагаемого сородича исходит совершенно из другого места.

В первую же утреннюю зорьку Виктор наманил на подготовленный им скрадок две стаи гусей, из которых мы выбили трех особей, а четвертого гуся добрали позже. Святая обязанность охотника – не оставлять подранков.

 

Итак, гусиную тему мы закрыли, но ведь есть еще и вальдшнеп.

А погода радовала. Температура повышалась,  и вечером, несмотря на то, что пошел дождик, мы выдвинулись на тягу. Первого вальдшнепа мы услышали около семи вечера. Он протянул за ветвями деревьев. Чуточку позже на «штык» налетел еще один, который и был добыт. Ну а дальше началось самое интересное. Вы когда-нибудь видели брачные игры лесного кулика? Я так близко это увидел только на этой охоте. Все знают про «игрунков», это когда два самца на довольно большой высоте пересекаются в своем полете и начинают с жутким «скирканьем» вытворять невероятные кульбиты в воздухе, превращаясь в некий летящий комочек. Брачный полет – другой. Впереди летит крупная самка, за ней самец, точно следуя ее траектории. Оба активно «циркают», причем самка тоном ниже. Полет происходит на высоте 2-3 метра от земли, не выше, при этом пара абсолютно игнорирует все, что происходит вокруг. Мы активно двигались, комментировали происходящее, но пара продолжала нарезать круги по нашей поляне минуты две, не обращая внимания ни на что. Это выглядело как погоня, но не как воздушный бой «игрунков».

Кстати, интересная ремарка про вальдшнепиную охоту в этом регионе. Здесь, в Калининградской области, вальдшнеп – это не самый популярный трофей, путевки на гуся, например, расходятся много лучше. А вальдшнепа тем временем здесь немало, и особенно на пролете осенью, когда можно охотиться с легавой. Но и осенью, по словам Эльдара, такая охота интересует скорее иностранцев, нежели россиян. По мне, так это странно, разве что исходя из сугубо финансовых соображений, это можно объяснить. Но по романтичности уж никак тягу ни с чем сравнить нельзя.

Да и еще, Эльдар Хамзяевич сказал, что 1500 охотников ВОО Калининградской области добывают в среднем на весенней тяге 40, представьте, всего 40 вальдшнепов и все самцы. Давайте сравним это с миллионами вальдшнепов самого разного пола, которые добываются в Европе с сентября по март включительно.

Итак, добыли гусей и вальдшнепа, одного из 40-ка. Казалось бы – все, поездка уже удалась, но в этом регионе весной доступна еще охота на селезня с подсадной. Об этом я даже и не мечтал, ибо сейчас хорошие подсадные – это скорее редкость.  Но  энтузиасты подобной  охоты еще не перевелись,  и среди местных охотников нашелся человек, который интересуется разведением и выращиванием подсадных уток — Виктор Дычко.  Он и привез пару уток. Одна «тульской» породы и вторая, которую он сам вывел, скрестив домашнюю утку с диким селезнем. Утки долгое время молчали, изредка подавая «квачки», но как только стемнело «дикарка» дала яростную «осадку», перед которой не устоял селезень. Спустя пару минут он был добыт.

Что сказать в заключение? Мы пробыли здесь всего 2 охотничьих дня, и нам удалось отснять очень богатый материал для цикла «Год охотника» и добыть все доступные к отстрелу виды. Конечно, можно благодарить за это охотничью удачу, но, по правде, все это состоялось только благодаря профессионализму местных военных охотников, старшему егерю Полесского охотхозяйства Виктору Колпакову, председателю региональной организации Военно-Охотничьего Общества Эльдару Хамзяевичу Насырову, заядлым охотникам Виктору Дычко и Антону Гаевскому.

Член ВОО, тележурналист, член Русского Географического Общества Сергей Астахов.