Так вот ты какой, северный олень: Самое новогоднее животное страдает от глобального потепления и браконьеров

Так вот ты какой, северный олень: Самое новогоднее животное страдает от глобального потепления и браконьеров
В 2020 году дикого северного оленя занесли в Красную книгу России

Российская Лапландия – Кольский полуостров. Здесь находится Лапландский государственный заповедник, отметивший в этом году 90-летие. При слове “Лапландия” вы наверняка вспомнила Санта-Клауса. Да, он вместе со своими эльфами и оленями живет в финской Лапландии, в городе Рованиеми, у самого Полярного круга. В российской же Лапландии – как и положено, не Санта, а Дед Мороз. У него имеется усадьба на берегу Чунозера (как у нашего зимнего волшебника получается жить сразу не два дома, в Великом Устюге и на Кольском полуострове, — не спрашивайте).

Впрочем, это было вступление. Речь на самом деле про северных оленей. Самых новогодних животных, которых рисуют на открытках. В 2020 году дикий северный олень занесен в Красную книгу России, охота на него запрещена еще с 2000 года.

В России, по оценкам биологов, живет 950 тысяч диких северных оленей: на Кольском полуострове, в Архангельской области, в Ненецком автономном округе, на Таймыре, в Республике Коми. Крупнейшая популяция в мире. Но за последние 20 лет численность северных оленей в России сократилась на 26%, приводят грустную статистику во Всемирном фонде дикой природы (WWF России).

В России, по оценкам биологов, живет 950 тысяч диких северных оленей. Фото: Дмитрий Болдырев / WWF России

Что случилось? Почему северных оленей стало меньше, если их вроде бы охраняют и не охотятся?

Глобальное потепление. Из-за климатических изменений лед на реках вскрывается раньше времени, и олени не успевают пройти по льду во время миграции — вместе с оленятами им приходится плыть в ледяной воде. Выживают не все.

Вырубка лесов. Северные олени живут не только в тундре, но и в лесотундре, и в тайге — на том же Кольском полуострове и в Архангельской области. И если деревья вырубают, животные остаются без привычной среды обитания.

Трубопроводы. Дикие северные олени дважды в год совершают сезонные миграции, с юга на север и обратно. Нефте- и газопроводы, проложенные в тундре, становятся для них преградой. На Аляске, например, трубу на некоторых участках поднимают над землей – и олени могут под ней пройти.

Браконьеры. Именно они – главные виновники резкого сокращения популяции северных оленей, особенно на полуострове Таймыр, где она уменьшилась почти вдвое, и в Ненецком автономном округе. На Кольском полуострове тоже есть такая проблема. Да, в Лапландском заповеднике оленей охраняют. “С 80-х годов ни одного факта браконьерства на территории заповедника отмечено не было. Но олень не знает границ, он выходит за пределы, и там его может поджидать печальная судьба”, – говорит Сергей Шестаков, директор Лапландского заповедника. “Вокруг границ Лапландского заповедника обнаружили огромное количество браконьерских избушек”, — констатирует Олег Суткайтис, Директор Баренц-отделения WWF России. Местные жители и руководство заповедника решили создать общественные бригады, которые вместе с охотинспекторами займутся патрулированием у границ заповедника.

Главные виновники резкого сокращения популяции диких северных оленей — браконьеры. Фото: Светлана Горбатых / WWF России

https://www.spb.kp.ru