Бизнесмен взял в аренду 3 млн гектаров охотничьих угодий и стал устанавливать свои порядки

В конфликт Виктора Коротынского с охотниками вмешалась правительственная комиссия
Бизнесмен взял в аренду 3 млн гектаров охотничьих угодий и стал устанавливать свои порядки
Жители пяти поселений Северо-Байкальского района уже не первый год жалуются на местного жителя Виктора Коротынского, арендатора окрестных таежных территорий. Предприниматель взял в аренду 3 млн гектаров охотничьих угодий, что сопоставимо с площадью целой страны, например, Бельгии. И стал устанавливать свои порядки, поставив кабальные условия работы для местных охотников. В том числе эвенков, которые испокон веков выживали и кормились исключительно за счет охоты на земле предков.

Самодурство в чистом виде

«Номер один» уже писал об этой проблеме в октябре 2020 года. Предприниматель Виктор Коротынский десять лет назад взял в аренду на 49 лет около 3 млн гектаров охотугодий. В результате все промысловые территории местных жителей оказались во владении одного частного лица. Со слов охотников, Виктор Коротынский установил жесткие порядки – задавал высокие нормы отстрела и не выдавал лицензии тем, кто не мог их выполнить. Некоторым людям просто отказывал в разрешении на охоту без объяснения причин. Охотники жалуются, что за пушнину Коротынский не всегда расплачивался. Документы не оформлял. С теми, кто смел спорить, сразу прощался.

— Нас раньше было около 300 человек, а осталось 20. Наши угодья стали совсем маленькими. Всех он повыгонял. Многие охотники вам расскажут, как Коротынский ведет работу: пушнину забирает, а за нее не платит. Документы как следует не составляет, — рассказывал нашему изданию охотник Юрий Кокорин.

Жители сравнивают все происходящее с «лихими» 90-ми, и здесь тоже можно привести массу аналогий. Одного из жителей села Уоян сын Коротынского забил до смерти, за что был осужден (ему назначено наказание в виде семи лет лишения свободы).  Несогласные с кабальными условиями охоты многие эвенки бросали ремесло, которому посвятили всю жизнь.

После нашей публикации с активистами из района встретился глава республики Алексей Цыденов. По его поручению  создана правительственная комиссия, в состав которой вошли представители Бурприроднадзора, природоохранной прокуратуры, комитета по межнациональным отношениям, Агентства лесного хозяйства, полиции, Народного Хурала, а также уполномоченная по правам человека в РБ Юлия Жамбалова. Комиссия выехала в село Уоян, чтобы на месте разобраться в обострившемся конфликте. На сход жителей села пришло порядка 70 человек.

«Я здесь власть!»

Впрочем, зарвавшийся бизнесмен и в присутствии первых чиновников республики не особо выбирал выражения.

— Конечно, встреча прошла очень эмоционально. Коротынский начал выступление со слов: «Я здесь власть!». В 21 веке это дико слышать. Имея в аренде такое количество земли, он, конечно, чувствует себя достаточно свободно. Хочу — Иванова сегодня нанимаю на работу, разрешаю ему охотиться, а если он мне не понравился — то я его выкидываю и разрешаю Петрову. По такому принципу ведется работа, и он этого не скрывает, — рассказывает о своих впечатлениях от поездки уполномоченная по правам человека в РБ Юлия Жамбалова.

На собрание пришли и охотники,  ставшие уверять высокую комиссию в том, что работа с Коротынским их полностью устраивает.

— Людей со своих угодий исконных он выгнал. Тех, кто там по 30 лет охотился. Взамен пригласил других охотников. Впрочем, их сложно назвать таковыми. Что такое промысловая  и что такое любительская охота пьяных мужиков на одно-два копытных животных ради развлечения? Это совершенно разные вещи, — считает председатель эвенкийского охотничье-рыболовного кооператива «Чильчигир» Сергей Климов.

Но если эксцентричному поведению предпринимателя особо никто не удивился, то позиция некоторых чиновников шокировала многих.

— Позиция представителей лесного хозяйства, Бурприроднадзора нас удивила. Они явно были на стороне Коротынского. Так, представитель Агентства лесного хозяйства зачем-то стал упрекать охотников в том, что они не заключают договоры. О чем вообще речь? Только арендатор угодий должен заключать договоры, а охотники как могут?  У них нет  территории, ничего нет. На собрании было видно, как Коротынский по-свойски общается и с представителем Бурприроднадзора, приказывая ему: «Клементьев, скажи-ка им всем», — говорит Сергей Климов.

Депутаты всех уровней, которые якобы должны отстаивать интересы народа, тоже не особо отличились  в защите охотников, пострадавших от самодурства.

Где финансовые проверки?

В то же время нарушения со стороны Коротынского, как считают охотники, лежат на поверхности. Объективная и независимая финансовая проверка сразу бы выявила все подводные камни.

— Так, на собрании  установлено, что Виктор Коротынский не заключил договоры аренды на пользование землями лесного фонда, хотя по некоторым территориям прошло уже больше десяти лет. С АО «Уоянское»  заключено охотхозяйственное соглашение без установленной единовременной оплаты. Вопрос об этом встал только через восемь лет и то после вмешательства органов прокуратуры. При этом сумма единовременной оплаты  уменьшена практически на 2 млн из 8 млн в связи с отказом АО «Уоянское» от части охотугодий. Хотя все прошедшие восемь лет АО пользовалось данной территорией.  Бурприроднадзор подал в суд о принуждении выплаты, хотя должен был уже после шести лет охотпользования расторгнуть охотхозяйственное соглашение. Есть огромный вопрос и по поводу выплаты налогов, — перечисляет имеющиеся и вероятные нарушения оскандалившегося предпринимателя Коротынского Сергей Климов.

«Номер один» уже упоминал о том, что, по данным налоговой службы, только за 2019 год ни одного работника в АО не числилось. В то время как хозяйственная деятельность ведется. Так, в том же 2019 году АО официально отчиталось о доходе на сумму 2 млн 691 тыс. рублей.

В целом было бы нелишним организовать выездную проверку налоговой инспекции по фактам отсутствия офиса «ЭОПХ «Уоянское», отсутствия штатных работников, отсутствия договоров с охотниками, финансовых документов (актов приемки продукции, приходных кассовых ордеров и т. д.). Фамилии охотников можно установить по бланкам строгой отчетности (разрешениям) и отчетов в  Бурприроднадзоре.

Кроме всего прочего, та же налоговая может легко сопоставить оплату сборов за пользование объектами животного мира и фактической реализацией разрешений (отчет по бланкам находится в  Бурприроднадзоре), сумма оплаты наверняка будет занижена в два раза. Также можно сопоставить вывоз пушнины и струи кабарги с реальными продажами, а контрагентов  установить по ветеринарным справкам. Проверить налоги, уплаченные с валового дохода.

— АО «Эвенкийское охотничье промысловое хозяйство «Уоянское» осуществляет деятельность в области охотпользования на территории Северобайкальского района. Согласно предоставленным квотам на добычу охотничьих ресурсов за 2019 год, утвержденным правительством Республики Бурятия, с учетом сложившейся стоимости путевок (договор на оказание охотничьих услуг), АО «ЭОПХ «Уоянское» должно было оплатить налоги (сбор за пользование объектами животного мира) в размере 785 236 рублей, в то же время, согласно информации, опубликованной на сайте «За честный бизнес» за 2019 год, АО «Уоянское» оплатило налогов в размере 345210 рублей, недоплата составляет 440 026 рублей. Это происходит в том числе и потому, что, согласно разрешениям на охоту, охотники осуществляют любительскую охоту, а в налоговые органы сдаются отчеты о доходах, полученных от промысловой охоты, что является грубейшим нарушением охотхозяйственного соглашения, — поясняет Сергей Климов.

Но пока что особого внимания ко всем перечисленным вопросам не наблюдалось. Такие двойные стандарты не могут не возмущать.

— Я тоже предприниматель. Недавно узнал, что мне вот-вот заблокируют счета, стал разбираться. Выяснилось, что у меня нашли долг в 200 рублей. Почему где-то строгость закона соблюдается дотошно, а в отношении других царит полная вседозволенность? – недоумевает Сергей Климов.

На чьей стороне Бурприроднадзор?

По его словам, несмотря на неоднократные обращения и жалобы охотников,  Бурприроднадзор ни разу не проверил хозяйственную деятельность  АО «Уоянское», что напрямую противоречит федеральному закону. Не говоря уже о том, что баснословная по размерам своей площади территория вобрала в себя и чужие земли.

Так,  Бурприроднадзор заключил охотхозяйственное соглашение с «Уоянским» присоединив часть охотугодий «Чильчигира» к землям Коротынского, хотя, согласно описанию долгосрочной лицензии, границы кварталов территории эвенкийского кооператива не менялись.

— На решение суда,  в котором решался вопрос о предоставлении АО «Уоянское» охотничьих угодий, повлияла пассивная позиция представителей  Бурприроднадзора. Они в судебных заседаниях 2008 и 2012 гг. не предоставили суду весь объем доказательств, который позволил бы вынести законное и мотивированное решение. Суды, не обладая полным объемом доказательств по делу, вынесли изначально неправомочные решения в части приоритетного права АО «Уоянское» на охотугодья. Приоритетные права эвенкийского кооператива «Чильчигир» на возможность пользоваться своей территорией   судом проигнорированы. И мы видим, к чему это привело сегодня, — говорит Климов.

Сейчас, когда внимание главы республики, первых чиновников и уполномоченного по правам человека приковано к проблемам жителей Северо-Байкальского района, у людей появилась надежда, что их услышат. Своими силами они уже устали бороться с беспределом человека с мышлением из 90-х и, судя по всему, соответствующими связями.

— Мы засыпали жалобами все надзорные инстанции. В ответ зачастую приходят отписки типа: «Проверка проведена, нарушений не установлено». По каким фактам проводилась проверка? Какие нарушения отсутствуют? Ничего непонятно. Сейчас мы снова пишем жалобы, но уже по каждому из нарушений отдельно. Это ли не издевательство? – возмущаются охотники.

Тем временем итоги новых проверок, запущенных по инициативе уже Юлии Жамбаловой и других членов правительственной группы, пока не известны.

— Сейчас идут проверки. И налоговая проверяет, и прокуратура. Проверяем, в частности, и действие или бездействие Бурприроднадзора. Да и вообще большой вопрос вызывает сам факт того, как вообще можно отдать одному человеку такое количество земли. Даже если речь идет о выигранных судах. Сейчас мы всю эту информацию перепроверяем и в ближайшее время по итогам этой работы будем вносить свои предложения. Больше всего нас интересует все, что касается нарушения прав КМНС, — подытоживает Юлия Жамбалова.

Василиса Шишкина, «Номер один».
Фото А. Гармаева

https://gazeta-n1.ru